[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
ФОРУМ » Индуизм и ведическая традиция » Санскрит » Об этимологии сакрального имени Манас (О Ману знают все)
Об этимологии сакрального имени Манас
vedicДата: Четверг, 04.09.2014, 08:08 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 5119
Награды: 11
Репутация: 9
Статус: Offline
ИА SakhaLife
По воле Танара мне посчастливилось прикоснуться к духовному алмазу кыргызского народа, имя которому «Манас». Даже, опять же волей Тенгри, стать огранщиком одного из бриллиантов, полученных из этого крупнейшего алмаза изумительной красоты. Разумеется, что из этого получилось, и насколько мы смогли передать духовно-смысловой спектр истинно народного, природного алмаза — судить читателям, которые, надеюсь, прочтут наш совместный с Т.И. ПЕТРОВОЙ перевод «Манаса» на саха язык по канонизированному варианту героического эпоса, составленного народным писателем Кыргызстана, профессором Бексултан ЖАКИЕВЫМ.



При этом нужно обратить внимание на то, что наш якутский перевод осуществлён не с родственного кыргызского языка, а при помощи языка-посредника — то есть, через русский подстрочно-смысловой перевод, значит, через претерпевший лексико-семантические, грамматические изменения текст, таким образом, о созвучности поэтики перевода речи быть не может.

Всё же мы стремились к смысловой адекватности и художественности, и в силу своих возможностей ориентировались по кыргызскому оригиналу.

Книга должна выйти в этом году в национальном издательстве «Бичик». Главным редактором является кандидат исторических наук, председатель оргкомитета РС (Я) по подготовке и проведению десятилетия Олонхо (якутского героического эпоса), вице-президент международной ассоциации «Эпосы народов мира», председатель Госсобрания (Ил Тумэн) РС (Я) А.Н. ЖИРКОВ.

Во время работы над переводом ознакомился с рядом популярных и научно-исследовательских работ по данной теме. Разумеется, открыл для себя много удивительного.

Оказывается, существуют разные толкования первоначального значения имени Манас:

1. «Это имя первочеловека в мифологической «истории о творении человека». Сохранился индоарийский миф о Ману — первопредке человечества после потопа, поэтому можно образ Алып-Манаса счесть индоевропейским по происхождению» (Как сформировался эпос «Алпамыс»? // из интернет ресурса: turan.info).

2. По гипотезе А.Н. Бернштам: или от сирийского мани ‘вождь, учитель’, или от названия горного хребта (от Тибета до Ала-тоо) Маниса, или от названия горы Манас (на границе Чаткала и Таласа) или от реки Манас (на севере Синьцзяна);

3. «Как знать, может быть, кыргызами было заимствовано понятие «Манас», имевшее в буддийской и манихейской среде населения этого края священное значение. /.../

В санскрите термин «Манас» означает «ум, способность человека мыслить». Манас — это тот аспект сознания, который осуществляет связь субъекта и объекта. Манас, по-существу, двойственен: с одной стороны, это «внутреннее чувство», которое соприкасается с миром вещей и образует сознание, состоящее из пяти «скандх» — элементов. С другой стороны, Манас сообщается со способностью к индуктивному познанию («буддхи») и освещается им. (Горячев В.Д. К проблеме названия кыргызского эпоса // Эпос «Манас» как историко-этнографический источник. Тезисы международного научного симпозиума, посвященного 1000-летию эпоса «Манас». — Бишкек, 1995. — С.18-20)

Должны быть другие версии, с которыми мне не довелось ознакомиться. И на этом фоне, естественно, возник мой собственный вариант этимологии.

Исследователи пишут о генетической связи героических эпосов тюркоязычных народов: об Алпамыш — у узбеков, об Алпамыс — у казахов и каракалпаков, об Алпамша — у казанских татар, об Алып Мямшян — у западносибирских татар и об Алып Манаш — у алтайцев. К ним, естественно, относится и кыргызский «Манас».

Например, в статье Н.А. Тадиной «Нравственность батыра в кыргызском эпосе «Манас» и алтайском «Алып-Манаш» говорится следующее: «Героические сказания «Манас» и «Алып-Манаш» относятся к памятникам культурного наследия кыргызов и алтайцев, тесно связанных в этногенетическом и этнокультурном отношении. Известно, что эти фольклорные произведения имеют единую эпическую основу, сложившуюся на Алтае в VI-VIII вв. (Жирмунский В.М., 1960, 151; Мелетинский Е.М., 1963, 251; Суразаков С.С., №85, 67-68)».

Вроде, начальная форма имени сохранилась в вариантах Манас ~ Манаш. Тогда как, Алпамыш, Алпамыс, Алпамша — сложносоставные имена, где первый компонент — алып ~ алп ‘герой, батыр, храбрец’, а второй компонент, кажется, представлен видоизмененной, усеченной формой слова манас ~ манаш.

Эпос «Манас» и имя Манас, предположительно, зародились на Алтае — священной колыбели тюркоязычных народов. И, вероятно, этимология данного имени имеет тюркские корни — трудно представить, что акыны (певцы-поэты) тюркских родов, воспевая своего эпического героя, назвали его чужеродным словом. Тем более, как видим, слово алып, первоначально эпитет, так органично соединилось со словом манас. Сразу отметим, что алып ~ алп — слово общетюркское, имеющее монгольское схождение (Севортян Э.В. Этимологический словарь тюркских языков, 1974, 139).

О том, что «Манас» зиждется на исконно тюркской основе, указывает, например, С.М. Мусаев в статье «Киргизский народный эпос «Манас»: «Хотя киргизов в эпосе и называют мусульманами и упоминаются некоторые мусульманские обычаи, герои его придерживаются в основном шаманских (традиционных — А.Г.) религиозных обрядов. Вообще киргизы в «Манасе» поклоняются воде, горам, различным явлениям природы, небу, огню, солнцу, белому цвету, молоку, душам умерших и т.д. Особо культивируется почитание духов умерших предков и приношение в их честь жертвы — кобылицы. Любое дело, имеющее более или менее важное значение, не начинается без принесения в жертву кобылицы (ай туяк — луноподобное копыто) и поминания усопших предков».

Личные имена имеют свойство терять со временем лексическое значение слова-этимона. Поэтому поводу Ж. Дуйшеев в статье «Лексико-семантические особенности личных имён в эпосе «Манас» пишет: «В древние времена имена, которыми называли людей, (в известной степени) обозначали те или иные явления. Но когда они использовались другими народами, то постепенно теряли свой истинный смысл, народная же традиция эти имена сохраняла, и, в конце концов, их значение ограничивалось только функцией имён.

Исследование именно таких личных имён, и поиски их первоначального значения порождают научный лингвистический интерес.

Некоторые древнетюркские слова сохранились в кыргызском языке в качестве личных имён. Толкования этих имён позволит расширить наше понимание древней кыргызской лингвистики и разгадать тайны некоторых слов».

В постепенном забвении слова-этимона, как кажется, особенно должны способствовать сакрализация имени и наложение на этой почве некого табу.

Что мы, видимо, наблюдаем относительно имени Манас: «Сакральное значение имени-понятия Манас сохраняется веками, об этом знает и передает своим детям каждый кыргыз. С.М. Абрамзон отмечает, что никогда кыргыз не наречёт своего ребёнка именем Манаса, хотя может использовать любые имена, даже богов, которым всегда поклонялись. Дух Манаса, культ Манаса (но не предка!) — главнейший в сознании и жизненной практике кыргызов: у Манаса просили защиты и покровительства, с именем Манаса присягали на верность народу родоплеменные вожди, с этим именем начинались все великие дела во благо страны и народа» (Горячев В.Д., см. выше).

Или же: «В недавнем прошлом культ Манаса был у киргизов выше всех известных им культов. Имя и деяния этого героя истолковывали как нечто необычное, особенное» (Мусаев С.М., см. выше).

Таким образом, в языке кыргызов с сильно развитым культом Манаса слово-этимон данного имени, видимо, не сохранился.

Тогда как в языках других тюркских народов, например, в алтайском, южный диалект которого относят к кыргызско-кыпчакской группе тюркских языков, имеется слово мана- ‘городить, загораживать’, которое встречается и в тувинском языке: мана- ‘поджидать, постерегать; ждать’. Также есть в бурятском и монгольском языках: манах-, манаха- ‘караулить, стеречь’.

Этот глагол находим и в якутском языке: манаа- ‘караулить, стеречь, охранять что-либо, поджидать кого, что-либо, пасти (скот), подстерегать (напр., дичь), выжидать’. Имеются производные слова от этого глагола: манааччы, манабыл, манабылдьыт, маныыһыт, манааһын ‘охранник, караульный, постовой, сторож, охрана, караул, оберегание, стережение, караульщик, страж, пастух’ (Словарь якутского языка, сост. Пекарским Э.К., вып. VI, 1928; Большой толковый словарь якутского языка, том VI, 2009). То есть, глагол манаа- в языке саха, самого северного тюркского народа, имеет устойчивое лексико-семантическое поле.

Наблюдается ли такое явление в вышеназванных тюркских и монгольских языках — этого мы пока не знаем. Тем не менее ясно, что глагол манаа- имеет тюркско-монгольский ареал.

И на основании приведённого лексико-семантического поля значение слова манас ~ манаш можно истолковать как ‘страж, пастырь’.

Такое толкование полностью сходится с эпическим образом Манаса — защитника рода, стража Родины и духовного пастыря народа.

Также становится понятным смысл ураана (боевого клича) «Манас!». То есть, у древних батыров это было не проявление культа Манас хана, а был боевый клич, имеющий практическое значение: «Охраняй!», «Стережи!». В этом случае слово манас- выступает в качестве глагола, а формант - с является аффиксом совместно-взаимного залога.

Исследователи указывают топонимы Манас на Енисее, Алтае и в Восточном Туркестане. Можно предположить, что в те грозные времена в тех местах располагались пограничные караулы, кордоны, заставы, наблюдательные посты древних тюркоязычных родов и ил (союзов). Кстати, в тексте эпоса не раз говорится о таком военно-оборонительном использовании особенностей рельефа местности.

Только на этот раз мы видим результат деривации и последующей субстантивации слова манас — то есть, это уже не глагол, а имя существительное, которое образовалось по следующей схеме: глагол мана- ~ манаа- → имя прилагательное манас ~ манаш → имя существительное манас ~ манаш.

В словообразовательной системе якутского языка есть аффикс -с, при помощи которого имена прилагательные образуются от глагола, например: сарылаа-‘ори, реви’ + с > сарылас ‘орущий, ревущий’, кылгаа- ‘укорачиваться’ > кылгас ‘короткий’, соноо- ‘толстеть’ > сонос ‘толстоватый’, көҥөө- ‘не подпускать, ревниво оберегать’ > көҥөс ‘ревниво оберегающий, жадный’ ~ көҥөөс ‘чуждающийся людей, скупердяй’ и т.д.

Данный аффикс в активной или пассивной форме должен существовать и в других тюркских языках.

Следовательно, от глагола мана- ~ манаа- путём аффиксации образовалось имя прилагательное манас ~ манаш ‘стрегущий, охраняющий’, например, в те времена словосочетание манас баатыр, видимо, означал «стерегущий, охраняющий батыр».

Затем в результате субстантивации образовалось имя существительное манас ~ манаш со значением «страж, стражник, пастырь» с последующим переходом в разряд имён собственных. Именно в этот период появилось словосочетание алып манас ~ алып манаш, что, видимо, означало: «славный страж», «герой-стражник», «кудесник-пастырь», «волшебник-страж», и были сложены эпичeские скaзaния древних скотоводов о славных стражниках (пастырях), которые обладали волшебной силой (в якутском языке слово алып означает «волшебная сила, волшебство, очарование, хитрость, лукавство», в то время распространённые в других тюркских языках значения «герой», «великан» и т.д. забыты, или же не успели получить четкого осмысления, хотя алып используется как составная часть имени эпических богатырей: Алып Хара — восьминогое страшное существо; или же как часть имён лесных духов-байанай: Алып Хандаҕан). Прямым отголоском тех сказаний, несомненно, является aлтaйский эпос «Aлып-Maнaш», который считается наиболее apxaичeской вepсией.

Далее на определенном историческом отрезке в древнекыргызской среде произошла конкретная историко-мифологическая персонификация, потом сакрализация и табуирование. Что интересно, в списке казахских мужских имён есть и Алмамыс, и Манас, то есть, у казахов нет такого табу.

Несомненно, истоки эпоса о Великом Стражнике кроются в глубинных пластах истории и связаны с героическим прошлым древних кыргызов, когда они ещё обитали на Енисее, затем на Алтае и в Восточном Туркестане. Несомненно, и то, что тайна Манаса касается и других тюркоязычных народов, в первую очередь алтайских тюрков: алтай кижи, тадар кижи (хакас), тыва кижи.

Предки современных саха в той эпохе (примерно до IX-X вв.), должно быть, активно контактировали с алтайскими тюрками, в том числе и с древними кыргызами, так как, предположительно, центр древних саха тогда находился в Прибайкалье. Согласно летописи Таншу VII-VIII вв. государство древних кыргызов «на восток простиралось до Гулигани» (Бернштам А.Н. К вопросу о происхождении киргизского народа). «Гулигани» же китайских летописей — это «курыканы» Прибайкалья, которые, по мнению многих исследователей, являются прямыми предками якутов.

В последующую эпоху предки современных саха, вытесненные на север монголоязычными хошунами, оказались в периферии зоны относительной исторической активности, а некоторые роды, видимо, растворилась в хори-туматской, урянхайской, эхирит-булагатской, хори-бурятской среде.

В результате такой «исторической изоляции» в языке саха сохранились элементы, присущие древнетюркскому миру. В своё время этот историко-лингвистический факт отметили многие исследователи.

В этом отношении представляет интерес один из положительных эпитетов Манаса айкөл ‘великодушный, благородный’. Как указано в словаре К.К. Юдахина, одно из существующих объяснений этого эпитета: ай — луна, көл — озеро; то есть, айкөл означает «подобный лунному озеру нрав». Очень поэтичное объяснение.

Всё же, мне представляется возможность этимологической связи этого эпитета с якутскими словами: айгылат- ‘добиваться полного благополучия, счастья и довольства в жизни, иметь дом-хозяйство — полную чашу’, айгылдьый- ‘двигаться широко и уверенно’, айгы ‘столб с конской гривой, устанавливаемый возле жертвенного столба, имеющий округлый верх’. Поэтому эпитет айкөл в переводе передан словом айгыл, которое, как кажется, обозначает божественную суть, созидающее начало и светлую (белую) энергию. Только вот непонятно: это слово — неологизм или архаизм, неожиданно вынырнувший из глубины веков?..

Надеюсь, что через некоторое время будет осуществлён прямой поэтический перевод кыргызского «Манаса» на язык саха, где вышеуказанные моменты станут предметом специальных исследований. Это, безусловно, приблизит нас к тайнам седой древности, и тогда, действительно, засверкает всеми цветами радуги якутский бриллиант бессмертного эпоса «Манас».

Афанасий ГУРИНОВ - АРЧЫЛАН, член Международного писательского союза, член правления Союза писателей Республики Саха (Якутия), член Союза журналистов РФ, главный редактор литературно-публицистического журнала «Күрүлгэн» («Водопад»).

Источник












Лечение в клиниках Индии, консультации с аюрведическим доктором онлайн, ведический гороскоп от джйотиш-пандита, ведические ритуалы для коррекции гороскопа

vedic.su@gmail.com skype: nickolay1008
 
ФОРУМ » Индуизм и ведическая традиция » Санскрит » Об этимологии сакрального имени Манас (О Ману знают все)
Страница 1 из 11
Поиск: